02:17 

Ну, поехали)

S.Apparenza
Название - Цена истины.
Автор - S.Apparenza
Бета - МКБ-10, за что ей огромное нечеловеческое спасибо.
Дисклеймер - все права на персонажей и вселенную принадлежат Bioware, выгоды не извлекаю, меркантильных целей не преследую, мимими ^__^
Рейтинг - в данной главе G; на будущее - NC-17, как минимум.
Пейринг - в данной главе отсутствует.
Жанр - POV ОПМ.
Warning - пост-DA2; ОМП в количестве 2-х штук; на будущее - это слеш: если вы против, то даже не начинайте, потом плеваться будете)

Глава первая,
в которой почти ничего не происходит,
потому что пока почти все уже произошло.

Многие знания рождают многие печали.


Небольшая зала, тускло освещенная магическим пламенем, кажется продолжением Тени; только огни ночного Минратоса за цветными стеклами окон убеждают, что я все еще в реальности. Здесь зеленоватый свет мягко обрисовывает линии бронзовых барельефов, искрится в глубине полупрозрачных хрустальных колонн, отражается в полированных мозаичных панелях. Черный, без единой прожилки каменный пол украшен тонкой резьбой, складывающейся в магический символ. Ровно в центре узора стоит отделанное золотом массивное кресло. Рядом с тяжелой витой ножкой валяется опрокинутый кубок, и вытекшая из него серебристая, густая, словно мед, едва мерцающая жидкость просачивается в линии резьбы.
А в кресле, раскинувшись на подушках, медленно приходит в себя человек, которого я зову лучшим другом и которого считаю самым худшим злом, когда-либо приключавшимся со мной в жизни. Сын забытой беженки с Сэхерона и безымянного наемника. Изысканный красавец и талантливейший маг. Нынешний хозяин этого до тошноты великолепного дома. Ученик и наследник сенатора Денериуса. Самый молодой из влиятельных магистров нынешнего Тевинтера. Человек, которому я порой до боли завидую и на месте которого я бы не хотел оказаться ни в коем случае. Марций.

После возвращения к реальности у него, как обычно, кружится голова, - это заметно по расфокусированному мутному взгляду и неловким жестам. Но скоро он оправится, поскольку терпеть не может чувствовать себя беспомощным. Даже в самой малости. Даже в присутствии человека, которому доверяет свое бессознательное тело во время путешествий в Тень.
Впрочем, возможно, про доверие я все выдумал: он прекрасно знает, что я для него не опасен. Замки ненадежны, слуги и рабы могут предать, а маг, пребывающий за Завесой, уязвим в реальном мире – потому я сижу тут уже битых два часа, терпеливо поджидая его возвращения, словно сторожевой пес.
Сижу, смотрю на бледное холеное лицо и размышляю. Сколько и чем нужно заплатить демону, чтобы тот помог избавиться от могущественного учителя? Скольких нужно заставить молчать, чтобы ни у кого внезапное возвышение ученика не вызывало ненужных сомнений? Скольким стоит пожертвовать ради достижения своей цели?
В отличие от меня, Марций знает ответы на эти вопросы.
Он всегда был амбициозен, но всегда мастерски скрывал свои устремления. До поры. И еще он всегда умел выбрать тот единственный момент, когда «действовать» означает «выиграть», а не наоборот. Не знаю, каким образом ему удалось все, что удалось, однако факты говорят сами за себя: Адриана и Денериус мертвы, охранное кольцо сенатора тускло поблескивает сейчас на указательном пальце Марция, никто не задает никаких вопросов, и от настоящей власти моего лучшего друга отделяет всего пара шагов.

Негромкий стук в дверь кажется мне грохотом, настолько он неожидан. Вопросительно смотрю на Марция – и не могу не восхититься его самообладанием: уставший после трудного ритуала маг исчез, мой друг собран и спокоен, а взгляд его темных глаз цепок и внимателен.
- Открой.
Это мне. Понятно – голова все-таки кружится, и демонстрировать это он не хочет. Только когда я касаюсь витой щеколды замка, догадываюсь о возможном подвохе – если за дверью окажется убийца или враг, под удар я попаду первым... Отбрасываю нелепую мысль – дом защищен настолько надежно, насколько это вообще возможно: Марций не любит неожиданных гостей. Да и магические барьеры давно бы оповестили хозяина о том, что кто-то пришел... Значит, слуга или раб? Но кто из них осмелится беспокоить господина, когда тот занят?
Марций недоуменно хмурится, и я понимаю, что застыл у двери, все еще не открыв ее. Стук, между тем, повторяется – уверенный и немного нетерпеливый. Слуги так не стучат. На всякий случай я складываю пальцы левой руки в начальный жест боевого заклинания, и резко распахиваю створку.
На пороге стоит магистр Ариман.

Мои брови ползут вверх, но я все же помню, кто я и где, а потому отступаю в сторону, чтобы не преграждать сенатору путь.
- Добрый вечер, молодые люди, - он едва наклоняет голову, и его жест кажется скорее насмешливым, нежели приветственным.
Голос у старика обволакивающий, мягкий, глубокий, обманчиво доброжелательный. Я уже видел его, Ариман – частый гость в доме моего учителя, но, похоже, меня сенатор не узнал. Оно и понятно, я даже не первый ученик и уж тем более не наследник, потому меня незачем помнить.
Ариман высок и благообразен: седые, экстравагантно длинные кудри струятся по плечам, светло-серые прозрачные глаза смотрят уверенно и прямо, а осанке недавно отмечавшего столетний юбилей магистра позавидует любой молодой король.

Он делает несколько шагов вперед, более не обращая на меня никакого внимания – его интересует хозяин дома, а я могу быть рад, что удостоился хотя бы единственного обращения. Марций неторопливо, но все же достаточно быстро встает и почти зеркально повторяет кивок Аримана. Он не извиняется за свой домашний вид, хотя из одежды на нем только узорчатый халат поверх легкой туники, не предлагает сенатору сесть или пройти в более подходящую для приема гостей комнату, не зовет раба, чтобы тот принес напитки...
- Чем обязан? – спрашивает он вроде бы и почтительно, но в то же время довольно прохладно.
Я бы не сумел и не стал держаться так, разговаривая с сенатором. Хотя Марций, кажется, может себе это позволить – в конце концов, Ариман вломился в его дом посреди ночи. Но последнего не смущает вообще ничего, он слегка улыбается в ухоженные усы, щелкает пальцами и устраивается на краешке появившегося за его спиной полупрозрачного кресла, сплетенного из силовых нитей.
- Многим, юноша. И еще большим – будете.
Взгляд Марция совершенно непроницаем, он понимающе прикрывает глаза и тоже садится.
- Если бы вы предупредили о своем визите, я был бы рад встретить вас, как подобает, - мой друг все же вспоминает о гостеприимстве: как раз тогда, когда не хочет ни молчать, ни задавать ожидаемый вопрос.
- Не стоит, - отмахивается Ариман унизанной перстнями тонкой рукой, и Марций приподнимает уголки губ.
Кажется, эти двое понимают друг друга лучше, нежели я – их обоих.

- Как пожелаете, сенатор. Хотя я был бы счастлив служить вам.
- Едва ли, юноша. Едва ли. Вы никому не служите – и правильно делаете, – магистр умолкает и молчит довольно долго.
Я бы уже десять раз успел поинтересоваться, в чем дело, однако Марций, судя по всему, не спешит, продолжая хранить молчание. Ариман смеется. Я окончательно перестаю хоть что-нибудь понимать.
- Если бы я предупредил о своем визите, помимо вас, о нем узнали бы другие, а это лишнее, - наконец поясняет сенатор. – У меня есть предложение, которое может вас заинтересовать, но я совершенно не хочу, чтобы им интересовался кто-то еще.
Марций отводит с лица прядь каштановых волос, упавшую на глаза.
- Мне приятно знать, что я удостоился вашего внимания, - его ответ ничего не значит, но мне кажется, мой друг имеет в виду совсем не то, что говорит.
- Скажем так, вы мне любопытны, - усмехается Ариман, словно отвечая на незаданный вопрос. – Любопытнее, чем ваша предшественница.

Адриана? Она-то тут при чем? Я хорошо помню эту нервную худую женщину с острыми локтями и длинным носом – она все время красила веки слишком темной краской, и голос у нее был резкий и неприятный. Мне она не нравилась: в ней было что-то истеричное и неуверенное.
- Жаль, что некоторые не разделяют вашего мнения, сенатор, - Марций откидывается на спинку кресла и сплетает пальцы в замок.
- Иных людей мучают проблемы со зрением, - я не вижу отсюда выражения глаз Аримана, но готов поклясться, что в его тоне мелькает веселье. – Порой им просто требуется немного помочь...
- Был бы счастлив это сделать, но увы, медицина – не моя стезя.
- Помилуйте, юноша, у вас столько талантов! – Ариман картинно разводит руками, и я внутренне напрягаюсь – неужели он знает про гибель Адрианы больше, чем нужно?
Если так, это очень скверно. Вообще-то я не хотел, чтобы Марций впутывал меня в свои дела, но без помощи ему было не обойтись, так что кое в чем я все-таки замешан. Пока это известно только нам двоим – мне ничего не грозит, но...

- С вашей стороны довольно жестоко оставлять меня в неведении, сенатор. Если вам известно, каким образом я мог бы помочь этим несчастным прозреть... – безмятежность Марция бесподобна, я бы так не смог.
- У меня есть один неплохой рецепт, - соглашается Ариман и внезапно поворачивается ко мне.
Мое недоумение длится всего долю секунды – я никак не связан с тем, о чем он только что говорил, просто сенатор не желает продолжать в моем присутствии.
- Винсент, ты ведь простишь меня? – Марций смущенно улыбается и указывает мне на дверь жестом, который для нас двоих уже лет пять означает «послушай незаметно».
- Я подожду тебя в малой гостиной, - киваю я и кланяюсь Ариману: – Всего наилучшего, сенатор.
Он вдруг смотрит мне в глаза, у него взгляд, которым можно резать по живому, и я понимаю, что уже услышал слишком много.
- Вы ведь ученик моего коллеги Лауруса, не так ли?
Я сглатываю, стараясь не показать своего волнения. Мне не нравится ни это внимание, ни этот вопрос, ни собственная внезапно накатившая нервозность.
- Винсент мой друг, - вмешательство Марция неожиданно, но Ариман отчего-то оставляет меня в покое и не глядит больше равнодушно и страшно.
- Передавайте любезному Лаурусу мой нижайший поклон, - отворачивается сенатор, и я буквально физически чувствую, как становится легче дышать.

Неужели же кто-то хочет играть в такие игры добровольно? Теперь я держу себя в руках и потому не оглядываюсь на Марция, но до меня только сейчас начинает доходить, куда он меня тянет.
Я был не совсем честен сам с собой, говоря, будто не хочу участвовать в том, что делает мой друг. Это не так. Когда Марций попросил помочь, я отчаянно ухватился за его предложение – такой шанс выпадает единожды. Мне никогда не удалось бы сблизиться с ним, если бы не тот случай. Он – почти гений, а я старательный, но не самый одаренный маг. Он – инициативный и амбициозный, он владеет собой так, как мне и не снилось, он на равных говорит с сенаторами и умудряется им нравится, он умеет рисковать и выигрывать. Я же... Я – это просто я.
Когда мы познакомились, ему нужен был приятель из высшего сословия, а мой дед когда-то заседал в Сенате. Я всегда знал, насколько Марций лучше меня во всем, но ему льстило, что я жду его одобрения, а мне льстило, что он возится со мной. Помогает с заданиями для учителя, показывает редкие книги из библиотеки Денериуса, тратит на меня время. С ним было весело, ярко, как-то по-настоящему, как никогда не бывало с другими моими знакомыми. Он умел развеселить и выслушать, заражал своими увлечениями, знакомил со своими интересными друзьями – а у него их было в разы больше, чем у меня...
Я хотел помочь ему, хотел разделить с ним его секреты, хотел обрести в его глазах значимость и важность, потому и согласился на все, что он предлагал. Даже сейчас я ни о чем не жалею. Мне просто страшно: Марций-то справится, это очевидно, а вот я... Я слабее него.

Так или иначе, у меня сейчас есть дело, и не стоит забывать о необходимых мерах. Ариман наглядно продемонстрировал свою проницательность и осторожность, а это веская причина не быть беспечным самому. Я прохожу по коридору до нужного алькова и оглядываюсь в поисках хоть кого-нибудь – моей собственной силы не хватит, чтобы обмануть сенатора и скрыть свое присутствие, а надеться только на тонкую стенку, отделяющую зал от тайной комнатки, мне не хочется. Вот и рабыня из числа домашней прислуги – спешит куда-то со стопкой чистого белья; ее-то мне и нужно. Жестом подзываю эльфийку к себе, она низко кланяется, умудрившись не уронить свою ношу, и семенит навстречу.
Кинжал у меня старый, еще отцовский – удобная потертая рукоять привычно ложится в ладонь, я притягиваю рабыню ближе свободной рукой и вижу, как в ее блекло-голубых, похожих на рыбьи, глазах вспыхивает изумление, смешанное с ужасом. Лезвие входит под ребро легко, будто в масло – худое тело вздрагивает в моих руках. Я знаю, что испачкаю мантию, но у меня нет времени думать о такой ерунде. Торопливо вплетаю высвобожденную энергию в простенькое заклятье. Вихрь кровавых капель собирается вокруг меня в алые спирали и вскоре исчезает бесследно.

Марций когда-то сказал, что никакие сложнейшие манипуляции не превзойдут самых примитивных практик, исполненных подлинной силы. Он был прав – я чувствую, как воздух вокруг меня словно истончается, а Тень будто подступает ближе. Теперь я – всего лишь призрачный силуэт, который не отследить при помощи магии, только если не искать специально.
Остается надеяться, что Марций сумеет обеспечить Ариману достаточно захватывающую беседу, чтобы тот не отвлекался на мои поиски... Стараясь не шуметь, опускаю мертвую эльфийку на упавшее к ее ногам белье – заодно и кровь впитается, меньше беспорядка. Не люблю грязь.
Марций меня поймет, но все равно потом нужно будет купить ему несколько рабынь посимпатичнее в качестве компенсации. Слава богам, я не стеснен в средствах; и все же ощущаю укол стыда, глядя на труп. Едва ли мой друг будет доволен таким самоуправством... Однако предосторожности не бывают лишними - его же слова.
Нажимаю на нужные элементы барельефа и медленно отодвигаю в сторону стенную панель – после гибели Денериуса у нас было достаточно времени, чтобы изучить все секретные ходы его башни. За панелью – комнатка размером с кладовку в лачуге бедняка, но там есть потайной глазок, и слышимость отличная. До меня доносится низкий голос Аримана – так же четко, как если бы я сидел с ним рядом.

- ...Таким образом, единственное, чего вам не хватает – это результата исследований. Если, конечно, вы не собираетесь повторить эксперимент еще раз.
- Печально это слышать, - Марций сидит ко мне спиной, но, судя по его интонации, все в порядке. – Надеюсь, мне, по крайней мере, не придется носить старую одежду учителя, да будет светлым его покой, чтобы ваши глубокоуважаемые коллеги признали меня достойным.
Ариман коротко смеется и одобрительно кивает моему другу:
- Я согласен с вами, юноша. Это неприятная ситуация. Тем не менее, стоит учитывать, как именно ваш достопочтенный учитель погиб.

Вообще-то мне немного жаль Денериуса. Он был достойным человеком, единственный недостаток которого заключался в том, что он узнал истинного виновника гибели своей первой ученицы. Если бы он, как и все прочие, считал, что она сама решила искать беглого раба, все бы обошлось. Но Денериус, к сожалению, догадался, кто надоумил Адриану сделать ему подобный подарок, и даже более того – он пообещал разобраться с Марцием лично, когда вернется из Кёркволла... Вот только вернуться ему не пришлось, и, думаю, его обещание немало тому поспособствовало.

- Как ни жаль, оружие бывает обоюдоострым, - печально роняет мой друг.
- Думаю, если вы сумеете то, что не удалось вашему учителю, это заставит многих пересмотреть отношение к вам.
- В некоторых вещах Денериус остается непревзойденным мастером. Вряд ли кто-то сейчас сможет повторить его опыт – ведь все бумаги, как вам должно быть известно, пропали...
На самом деле все записки погибшего магистра хранятся у меня – вшиты в обложки ученических тетрадей, где никому не придет в голову их искать. Но в том-то и беда – имея на руках только эти рекомендации, воссоздать работу Денериуса невозможно. Марций пробовал – сам понимал, насколько выше поднимутся его ставки, если он добьется успеха.
Но рабы умирали, а лириум не дешевел, потому в итоге мой друг отказался от экспериментов. Теперь же, кажется, нам предстоит вернуться к этим запискам...

- Что ж, тогда вам следует вернуть себе свою собственность, - Ариман говорит мягко и даже вкрадчиво. – Ведь все имущество покойного перешло вам?
- Вы абсолютно правы, - голос Марция становится отчетливо холоднее. – И признаюсь честно: мне непонятна подобная заинтересованность ваших коллег в чужих вещах.
- О, не преувеличивайте! - восклицает Ариман, и даже я чувствую фальшь. – Сам по себе раб ничего не значит, но его возвращение стало бы некоторым символом...
- Сенатор, я осмелюсь предположить, что символов и без того предостаточно. – Марций перебивает своего собеседника, но тот почему-то не выказывает особенного недовольства. – А я никогда не слышал, будто вы склонны к благотворительности.
- Ну что же, - вздыхает Ариман. – Вы хотите откровенности и, пожалуй, ее заслуживаете. Вы сами знаете - никому, кроме вашего учителя, не удалось успешно завершить эксперимент, хотя попытки, конечно же, были. «Лириумные призраки» – дорогостоящий проект, но это великолепное оружие, и оно нам необходимо. К несчастью, бумаги Денериуса действительно пропали, однако, если у нас на руках будет опытный образец, уверен, мы сумеем восстановить технологию.
- Мы? – бровь Марция изгибается лукаво.
- Вы ведь хотели откровенности? – вопросом на вопрос отвечает Ариман. – Говоря «мы», я имею в виду себя и вас. Насколько я вижу, вы хотите в будущем войти в Сенат, и это весьма похвальное честолюбие. Я могу вам помочь. Но и мне понадобится ваша ответная помощь.

«Так почему бы вам самому не поискать?» - думаю я, и Марций словно читает мои мысли. Вот только формулирует он несколько иначе:
- Мне казалось, Кёркволл не закрывал своих границ.
- Я же уже говорил: стоит учитывать, как именно погиб ваш учитель, - Ариман слегка хмурится, а я с трудом удерживаюсь от вздоха облегчения – сенатор явно не знает, почему нынешнему хозяину «оружия» удалось так легко справиться с Денериусом.
- То есть вы отправляете меня на верную погибель? – смеется Марций, и я внутренне замираю: шутка – на грани фола.
Однако Ариман явно думает иначе – он улыбается:
- Вы молоды и полны сил. Я это вижу, так дайте увидеть и другим. Если же кто-то не прозреет и тогда, я лично озабочусь лечением.
- Я рад, что мы понимаем друг друга, - тон Марция не оставляет сомнений – он считает разговор законченным.

Похоже, бумаги Денериуса нам пока не понадобятся, вернее – понадобится только та часть, где описываются особенности лириумных меток и их воздействие на своего носителя. Не то чтобы я опасался нынешнего владельца беглого раба, однако информация нам пригодится.
Марций прощается с Ариманом и вызывается его проводить, они оба погрязли в выспренных любезностях, но я уже не слушаю. Это все неважно...
Теперь понимаю, зачем Марций просил меня подслушать их разговор – не хотел потом пересказывать. А так задача понятна, я уже могу поразмыслить над ее решением. И мне очевидно, что кому-то из нас придется ехать в Вольную Марку. Даже, пожалуй, ясно – кому именно.
Ну что же. Кёркволл, конечно, не лучшее место во всем Тедасе, однако это все-таки не Ферелден. Я выбираюсь из алькова, мимоходом отмечая, что тело рабыни все еще не убрали, и уже почти знаю, как буду действовать. Во мне даже просыпается некоторый азарт – если все получится, Марцию не придется за меня краснеть.

@темы: цена истины, fanfiction, dragon age II, dragon age

URL
Комментарии
2011-10-22 в 11:43 

Achenne
пунктуация искажает духовность
тевинтерцы, ня! :heart:

2011-10-22 в 12:46 

заманчиво )

2011-10-22 в 12:55 

S.Apparenza
Achenne, ага) Они такие слааааавные^^ Тевинтерцы вообще, я имею в виду. Люблю отмороженных няшек.

Али4е, старался-с, есть такое)

URL
2011-10-22 в 21:33 

Кротик мой любимый
Погнали, нефалемы!
слэш Т_____Т

злые, злые люди....

2011-10-22 в 21:44 

S.Apparenza
Imp_ch_r, нет, чтобы пнуть меня за нестыковки с каноном))) Или там про верибельность Тевинтера рассказать)
Шучу.
Но таки слэш, есть такое)

URL
2011-10-22 в 21:47 

Кротик мой любимый
Погнали, нефалемы!
уставший после трудного ритуала мага исчез,

аняняня!!!
Пролог восхитителен, но пожалуйста-пожалуйста-пожалуйста, не надо слеша!!!
Или можно будет у вас просить дженовую цензурированную версию?

2011-10-22 в 21:49 

Кротик мой любимый
Погнали, нефалемы!
S.Apparenza,
я сейчас ссылки собираю, сейчас доберу, прочитаю еще раз напишу отзыв.

это не текст, а оргазм. ууууух.....

2011-10-22 в 21:51 

S.Apparenza
Imp_ch_r, ага, спасибо, сейчас исправлю.
Пролог восхитителен
Мимими) *каваится* Вот уж не думал, что фидбэк - это так приятно)

А отцензуренную версию - могу попробовать по завершении, конечно; хотя мотивации местами станут менее понятны - пусть и не совершенно необъяснимы))

URL
2011-10-22 в 22:07 

Кротик мой любимый
Погнали, нефалемы!
*гениальная идея* - а может они будут просто дружить????

2011-10-22 в 22:13 

S.Apparenza
Эти-то?) Это ж страшный спойлер, что и как они будут делать. Но одно точно - пока никто ни с кем не спит, не только потому что Аримана стесняется))

URL
2011-10-22 в 22:54 

Кротик мой любимый
Погнали, нефалемы!
еще блоха?

2011-10-22 в 22:58 

S.Apparenza
Imp_ch_r, м... Нет, это авторское)

Глава (а тут без сказуемого, но можно вставить "была") первая, в которой почти ничего не происходит, потому что пока почти все уже произошло.

URL
2011-10-22 в 23:13 

Кротик мой любимый
Погнали, нефалемы!
пока почти все уже
я про пока

2011-10-22 в 23:16 

S.Apparenza
Imp_ch_r, а, это фиг знает. Я грешным делом подумал, что тогда может быть прочитано, как "финал в первой главе, а далее флешбэки" или еще как-то так. Но тяжеленько, конечно, получается. Мб перестраховался...

URL
2011-10-23 в 09:17 

Ms. Vike Birdbrain
*случайно наткнулась на фик*
:heart:___:heart:
Это же то самое, что я хотела почитать *__* Очень хорошо написано, а сюжет обещает быть интересным (он уже интересен).
Очень желаю вам творческих успехов :red:
а сама, пожалуй, подпишусь на дневник

2011-10-23 в 14:24 

S.Apparenza
Ms. Vike Birdbrain, спасибо!)
Вот если бы в сутках было больше часов, а у меня - меньше работы, эх...

URL
2011-11-11 в 00:04 

nockie
*вытирает ноги о коврик у порога*

Вот что больше всего захватывает в этой главе (впрочем, не только в этой), так это умелое противопоставление главного героя своему партнёру.
Он – инициативный и амбициозный, он владеет собой так, как мне и не снилось, он на равных говорит с сенаторами и умудряется им нравится, он умеет рисковать и выигрывать. Я же... Я – это просто я.

Такое психологическое и живое, что дальше уже невозможно.

Что-то есть в этой фразе:
Марций когда-то сказал, что никакие сложнейшие манипуляции не превзойдут самых примитивных практик, исполненных подлинной силы.
Беспокойное и интригующее.

Удивляет ещё и то, как много деталей, которые умудряются уложиться без нагромождений и не потеряться. Это, несомненно, нефиговое умение.
Вообще мне доселе почти не приходилось видеть, чтобы столь упорядоченный текст был таким чувственным.
Нижайший поклон за креатив. Продолжаю чтение.

2011-11-16 в 13:03 

S.Apparenza
nockie, ох ты ж... какой роскошный отзыв) спасибо!
я практически ожил, так что продолжение не за горами....

URL
2012-01-04 в 15:02 

Raytamira
I don't like the drugs but the drugs like me. ©
Я тень, лишь тень, я вам кажусь. ©

А так я с автором согласна в определении - они такие миииилые.)
О, да! Ещё эмоциональные мотивации... да-да-да!!!

     

Миражи

главная