23:59 

По просьбам трудящихся, все-таки выложу.

S.Apparenza
Название - Цена истины.
Автор - S.Apparenza
Бета - МКБ-10, за что ей по-прежнему огромное спасибо.
Дисклеймер - все права на персонажей и вселенную принадлежат Bioware, выгоды не извлекаю, меркантильных целей не преследую, мимими ^__^
Рейтинг - в данной главе - NC-17.
Пейринг - в данной главе - м!Амелл/Зевран.
Жанр - POV Зеврана.
Warning - пост-DA2; слеш; в данной главе - никакого экшена, драмы и ангста; автор сочинял развернутую энцу впервые в жизни.
Недобечено, так что на свой страх и риск.

Глава третья,
в которой все совершенно безоблачно,
и такое положение вещей всех устраивает.

Истинное наслаждение просто и безмятежно.


Корабль слегка покачивает, о высокие борта разбиваются небольшие волны, и цвет их - такой же пронзительно синий, как у неба над головой. Залетный альбатрос кружит вокруг судна и преотвратнейшим образом вопит. Но – редко, спасибо Создателю, Андрасте или кому-нибудь еще.
Поскрипывают канаты и снасти, порой хлопают паруса, ветер треплет узкие полотнища знамен. Не знаю, зачем Эйрену понадобились эти флаги, однако теперь в нашем распоряжении целый тюк серых стягов с геральдическими грифонами. Можем при случае нашить из них шатров – хватит как минимум на пару штук.
За прошедшие несколько лет у меня практически вылетело из головы, что мой Страж – все-таки Страж; все наши последние противники, по счастью, внешне довольно сильно отличались от порождений тьмы. В лучшую, стоит заметить, сторону; хотя, если задуматься о свойствах их натур... Пожалуй, не хочу об этом задумываться.

Зато звание командора от Эйрена отлипать не желает – так его зовут все, кто хоть краем уха слышал историю Башни Бдения. Да даже те, кто ни о какой Башне ни малейшего представления не имеет! Взять нашего капитана: единственный раз на пристани кто-то окликнул Эйрена «командором» – и все, как приклеилось. Команда подхватила – теперь никак иначе на борту моего Стража уже не называют.
Меня это, конечно, нисколько не угнетает, напротив. Я всегда питал известного рода симпатию к подобным армейским званиям. Есть в них что-то пикантное... К тому же Эйрену идет. В любом случае это лучше, нежели «сударь Амелл». Сударь Амелл! Я фыркаю – так могут звать булочника, лавочника, какого-нибудь сутягу, но не человека, для которого совершать эпические подвиги вошло в привычку.
Нельзя сказать, будто последнее меня радует, зато уж точно рядом с Эйреном никогда не бывает скучно. Буквально пару месяцев назад, стоя между толпой разъяренных храмовников и магов, я даже пожалел, что мы ведем настолько увлекательную жизнь... Справедливости ради: в последний год подобным образом развлекается половина Тедаса, за исключением, разве что, Тевинтерской Империи, где Церковь и Круги сосуществуют в завидном мире и согласии.

Я опираюсь на нагретый планширь, подставляю плечи палящим лучам полуденного солнца и с удовольствием выкидываю из головы все, связанное с магами, храмовниками, их сторонниками и противниками. Здесь и сейчас нет никаких магов, за исключением, конечно, самого Эйрена, но он едва ли собирается вести освободительную войну с кем бы то ни было.
Вокруг – только море и небо, а до ближайшей земли еще плыть и плыть. Дней пять, если быть точным. Пять дней безделья, покоя и лени – если не разразится шторм или не утихнет ветер. А даже если и так, уверен, мой Страж придумает что-нибудь – у него всегда неплохо получалось. Находить решение любых проблем, я имею в виду.
Сонно потягиваюсь и оглядываюсь по сторонам. Заняться решительно нечем – тренировался я часа четыре с самого утра, пока не стало слишком жарко, читать нечего, а наблюдение за матросами увлекало меня разве что первые пару дней плавания. Наше морское путешествие предоставляет все возможности для отдыха, а я считаю, что глупо отказываться от удовольствий, которые дарует судьба – может статься, в Ферелдене я надолго забуду об отдыхе.

Эйрен планировал вернуться, как он говорит, «к истокам» еще весной, но в связи с отъездом навалилось слишком много дел. Все будто с цепи сорвались – на нас покушались вдвое чаще, чем обычно, и притом совершенно бездарно... В общем-то, меня это не удивляет: нынешний гильдмастер Воронов учел ошибки предыдущего, а потому нанять действительно умелого убийцу нашим врагам достаточно сложно. Изумительно другое – до сих пор находятся обиженные Создателем личности, готовые считать Эйрена своим врагом. Я бы уважал их за отчаянную смелость, не будь они настолько глупы...
Стягиваю рубаху – Ферелден едва ли встретит нас теплой погодой, так что нужно ловить момент. На корабле я позволяю себе ходить без доспеха, и это тоже можно считать передышкой, которой скоро придет конец. Разумеется, я мог бы остаться в Антиве, в конце концов, климат там куда приятнее... Но, с другой стороны, тем самым я лишил бы себя общества моего Стража, которое ничуть мне не надоело – и вообще вряд ли надоест. Мне хватило того недолгого периода, когда Эйрен действительно был командором. Долгая разлука – это с моей стороны какой-то утонченный мазохизм, а я – как ни грустно признаться – слишком груб, чтобы по достоинству оценить столь изысканное извращение.
Ветер становится сильнее, и на палубе начинается некоторая суматоха вокруг парусов. Как говаривала Изабелла, я скверно разбираюсь в морском деле; и, честное слово, не чувствую никакой внутренней потребности разбираться лучше. Потому мне остается только покинуть свое место у фальшборта и направиться в кают-компанию, облюбованную Эйреном в качестве временного кабинета.

Мой Страж сидит за столом и разбирает какие-то бумаги. После яркого света мне кажется, будто в каюте сумерки: отчетливо могу разглядеть разве что его короткие светлые волосы, бледные руки и распахнутый ворот белой рубахи. Несмотря на то, что все окна открыты, здесь к запаху морской соли примешивается тонкий аромат лириума. Похоже, на сеанс фокусов я уже опоздал... Жаль, люблю смотреть, как он работает – в этом есть нечто чарующее, хотя порой я и чувствую себя малиновкой, которую гипнотизирует змея.
Услышав шаги, Эйрен, не глядя, кивает – он знает, что это я; а кто бы еще решился войти к нему без стука? Нет, он не подвержен вспышкам внезапного гнева – да и вообще любым вспышкам, – и не имеет привычки убивать всякого незнакомого с этикетом, однако... Команда нашего судна, как и многие до них, в полном составе попала под поистине волшебное влияние моего Стража: его берегут, будто близкого и обожаемого родственника. То есть, в числе прочего, стараются угодить с завтраком, обедом и ужином, всячески услужить – и ни в коем случае не помешать.
Он отвечает матросам искренним интересом к их занятиям, делам и проблемам. Удивительно, но Эйрену рассказывают все: об оставленных на берегу семьях, о забавных традициях разных портов, о способах вязать узлы на канатах, о секретной сигнальной системе цветными флажками, которой пользуются моряки и корсары всей ойкумены. Когда он выражает желание послушать, конечно. По-моему, если бы нас каким-то ветром занесло на корабль, битком набитый кунари, Эйрен сошел бы на берег, унося с собой рецепт гаатлока, несколько десятков трогательных историй и какие-нибудь самодельные сувениры на память...

Однако же я отвлекся, а меня отнюдь не радует такое равнодушие к своей персоне – я стою напротив его стола битых минут пять, а Эйрен даже головы не поднял. Пожалуй, стоит донести до моего Стража идею, что я куда интереснее его бумаг... Что же, я знаю несколько беспроигрышных способов.
Всего-то нужно принять позу поэффектнее: скажем, облокотиться спиной на створку окна и слегка выгнуться, заложить большие пальцы за пояс подвернутых штанов, опуская их ниже на бедра... Представляя себя со стороны, я мысленно вношу поправки в образ: отбросить волосы с плеча, чуть наклонить голову, подбородок немного влево... К тому моменту, когда Эйрен все же удостаивает меня своим вниманием, я выгляжу довольно... Ну, скажем – привлекательно.
Усмехаюсь уголком губ – это всегда удается мне весьма соблазнительно, но узкое лицо моего Стража остается невозмутимо. В его светлых, будто выгоревшая бирюза, глазах мелькает странное выражение, которое я не успеваю распознать, и сменяется легким любопытством – пожалуй, даже некоторым... вызовом? Прищуриваюсь и медленно облизываю верхнюю губу.

Взгляд Эйрена становится пристальным и оценивающим, неторопливо скользит по моей шее, ключицам, груди, животу, спускается ниже... Между нами словно натянута невидимая струна, и я почти чувствую прикосновения: память услужливо подбрасывает мне все нужные для этого ощущения. Становится жарко, когда, огладив взглядом мои голые лодыжки, Эйрен поднимает глаза и улыбается.
Ох, как... В этой улыбке столько обещания, что я забываю, кто кого сейчас соблазняет, и по позвоночнику поднимается вязкая волна возбуждения. Мой Страж не спешит, продолжая ласкать меня взглядом, и только через несколько мгновений я нахожу в себе силы принять вызов: поднимаю руку, кончиком языка обвожу подушечку среднего пальца перед тем, как обхватить его губами. Мои движения более чем однозначны, я смотрю Эйрену в лицо и добавляю в рот второй палец.
Эйрен следит за моими действиями со спокойным интересом, но это только распаляет желание. Запрокидываю голову, упираясь затылком в угол оконной рамы, и веду влажными от слюны пальцами по собственному горлу – воздух холодит кожу. Сжимаю уже затвердевший сосок и второй рукой с силой провожу по животу, следую линиям татуировки. Главное – не сорваться раньше времени, и я заставляю себя сдерживаться... Эйрен подыгрывает мне и хрипло стонет – какое там «не сорваться»! Накрываю ладонью промежность, и бедра сами собой движутся вперед. Мне не хватает дыхания, ткань штанов кажется грубой и совершенно излишней, я закусываю губу и глажу себя, краем сознания понимая, что весь мой коварный план летит к демонам – и что мне на это совершенно плевать.

Эйрен оказывается рядом неожиданно быстро, перехватывает запястье и заламывает мне руку за спину. Я выгибаюсь ему навстречу, но он не дает ни шанса прикоснуться: безжалостно уворачивается и легко целует в плечо. Резко втягиваю воздух сквозь сжатые зубы – от этой невиннейшей ласки меня с ног до головы окатывает мелкой дрожью. Эйрен глухо смеется, новая волна озноба прошивает спину, а горячие губы уже терзают мою шею, и уверенные пальцы неспешно – о как чудовищно неспешно! – расстегивают пояс. Жарко. Здесь невыносимая жара, как я раньше не заметил?
Нога Эйрена оказывается между моих напряженных бедер, прижимается к уже ноющему от возбуждения члену, и я с удивлением слышу собственный нетерпеливый стон. Это я зря, теперь будет изводить меня до полной потери чувств, он любит...
От Эйрена тянет все той же солью, все тем же лириумом и привычным терпким запахом его кожи. Дразнящий аромат щекочет ноздри, я пытаюсь опустить голову, но меня с силой тянут за волосы назад. Его губы накрывают мои, Эйрен ритмично трахает меня языком в рот и двигает бедром в том же темпе. У меня подгибаются колени.

Цепляюсь свободной рукой за его плечо, мне больно, и сладко, и горячо – я хочу его до звона в ушах. Сколько бы я ни пытался разобраться, почему этот человек может довести меня до практически бессознательного состояния всего парой прикосновений, ответ остается неведом. Обычно у меня хватает сил продержаться дольше, но иногда, как сейчас – и стыдно, и приятно позволить себе беспомощно гнуться в его руках, отдаваясь на волю его фантазии. А фантазия, стоит признать, у Эйрена богатая.
Впрочем, в данный момент тянуть он, оказывается, не намерен. Резким рывком разворачивает меня спиной к себе, стаскивает штаны и упирает ладонь мне между лопаток, заставляя согнуться. Деваться особо некуда, я хватаюсь за оконную раму, чтобы не упасть, и переступаю с ноги на ногу, пытаясь стряхнуть одежду на пол. Эйрен прижимается ко мне всем телом, впечатывая в кожу шершавую ткань своего наряда, накрывает собой, кусает за загривок... Но стоит мне потянуться к подрагивающему члену, как он отбрасывает мою ладонь в сторону.

- Как же я тебя сейчас трахну... – его дыхание обжигает мое ухо, и я всхлипываю.
Воистину, время беззаботной неги – я не хочу сопротивляться, что бы Эйрен ни делал со мной. А он отстраняется и мучительно долго выводит ногтями по позвоночнику узоры и спирали – от шеи вниз, к копчику. У меня трясутся руки и сводит икры, я почти ничего не соображаю, выгибаюсь, кусаю собственное предплечье: потому что ничего другого все равно не могу – будь проклята магия, которая сейчас удерживает мои запястья в полной неподвижности.
- Эй-рен... – в два выдоха умоляю я, а он снова смеется, рассыпая морозные искры мурашек по моей коже.
Когда его скользкие от смазки пальцы оказываются внутри меня, я начинаю подмахивать, окончательно отпуская всякий контроль над собственным телом. Он знает, как я люблю, знает, в каком темпе, знает, как глубоко, все знает и... Ааа!
Я кричу в голос, и сразу скулю от разочарования, стоит ему убрать руку. Слюна становится вязкой, а вдоль груди прокатывается студеная прохлада очередного заклятья. Я инстинктивно подаюсь назад, стараясь избежать ее – и практически насаживаюсь на член Эйрена, распахиваю глаза и хватаю ртом воздух. Он жестко удерживает меня за бедра и тянет к себе, заполняя целиком.

В кровь кусаю губы и не замечаю – только отчаянно, невозможно, невыносимо хочу, чтобы он двигался. А он медлит, слегка раскачиваясь из стороны в сторону, пока я не начинаю совершенно по-звериному выть и извиваться в его безжалостных руках. Только тогда Эйрен трахает меня – медленно, мерно, долго. Я теряю счет времени, я теряю остатки собственного рассудка, меня раз за разом накрывает темный тягучий восторг, и я захлебываюсь в этом болезненном удовольствии, задыхаюсь и кричу, срывая горло. Его пальцы отпускают мое бедро и с силой впиваются в плечо, движения становятся резче и быстрее, он вколачивается в меня с глухим рычанием, я выворачиваю запястья в тщетной попытке освободиться и все, о чем сейчас мечтаю – дотронуться до себя. Его ладонь сползает ниже, обхватывает мой член и... Я почти плачу – он сжимает пальцы у основания и не дает мне кончить, а у меня нет сил даже просить – голос не слушается.
Слезы текут по щекам, упоительная пытка кажется бесконечной, Эйрен почти падает мне на спину, рвано и зло выдыхает в затылок, резко тянет руку вверх и сразу вниз – судорога оргазма выгибает меня дугой, я жмурюсь и обессилено опускаюсь на колени. Магические узы на затекших запястьях развеиваются, словно утренний туман. Я понимаю, что рухну сейчас лицом в пол, но Эйрен подхватывает меня, обнимает и прижимает к себе.

Несколько минут я прихожу в себя, молчу, пытаясь отдышаться – першит в горле и хочется пить, но это все потом. Когда мой Страж касается щекой моего затылка, я нахожу в себе силы обернуться и стараюсь заглянуть ему в глаза. Он улыбается, мягко целует меня в висок, задевает носом мокрые ресницы, а я прикидываю масштаб трагедии – истерзанные губы опухли, поворот головы отзывается в искусанной шее ноющей болью, ноги ватные, и все тело колотит мелкая дрожь – теперь мне холодно.
Заметив это, Эйрен встает и тащит меня к кушетке, закутывает в покрывало, но не уходит, остается рядом.
- Ты хотел о чем-то поговорить? - Вот уж воистину ледяная бестия, у него даже голос – ровный и спокойный, будто не он только что отодрал меня до полного изнеможения.
- Да какое уж тут... – сиплю я.
- Воды? – осведомляется он учтивейшим тоном.
Я хрипло хмыкаю, приваливаюсь к нему боком и закрываю глаза. Вода, вообще-то, не помешает, но еще несколько мгновений я молча слушаю, как торопливо стучит сердце моего Стража – единственное, что его выдает. Это я весь красный, вспотевший и разомлевший – а он выглядит так же, как всегда: собранным, серьезным, хладнокровным.

- Зачем мы вообще туда плывем? – Этот идиотский вопрос оказывается первым, что приходит мне в голову в качестве продолжения диалога.
- Чтобы по возможности предотвратить безумие, конечно, - он все-таки поднимается, невозмутимо застегивает штаны и одергивает рубаху.
Ополаскивает руки, наливает воды в высокий стакан, протягивает мне, и пока я жадно пью, рассматривает меня, наклонив голову к плечу.
- А ты что думал?
- Ну, - криво усмехаюсь я, - Вдруг тебя вконец измучила тоска по родному краю...
- Почему после секса его вечно пробивает на какую-то неописуемую чушь? – осведомляется Эйрен у потолка каюты и смеется.
- Зависит от качества секса, - возмущенно оправдываюсь я и чувствую, как улыбка против воли растягивает губы.
- Могу считать себя польщенным, - он не спрашивает, а утверждает, и я это прекрасно понимаю.
Достойного ответа придумать не получается, так что отставляю стакан и оглядываюсь в поисках одежды. Вон она, валяется у стены, а это значит – надо встать и пройти целых четыре шага... Нет, далеко.

- А флаги Серых Стражей для чего?
- Вывешивать в избранных местах, - загадочно отзывается Эйрен. – Поскольку они, в отличие от моего личного герба, более чем узнаваемы.
- Ты что, собираешься разметить собственные владения? – Иногда в разговорах с ним я чувствую себя непроходимо недогадливым.
- Я далек от мысли, будто мне нужны очередные «владения». Но в Ферелдене неплохо знают, чем закончилась последняя попытка устроить кровавую резню под таким флагом.
О да, припоминаю – коллектив феерических идиотов состряпал целый заговор против бывшего тогда эрлом Амарантайна Эйрена... Финал оказался предсказуем – несчастный случай и куча трупов. Я, помню, до слез хохотал, когда мне рассказали эту историю. А самое прекрасное: на тогдашнего командора никто даже не посмотрел косо – в округе просто не осталось тех, кто не был бы Эйрену чем-нибудь обязан и, – что важнее, – глубоко признателен. Потрясающий человек!

- То есть ты надеешься остановить войну магов с храмовниками одними воспоминаними? Идеализм, пожалуй, великая сила, но что-то меня смущает в подобной картине.
- Ничуть. Видишь ли, герою Ферелдена совершенно без разницы, кто именно будет расшатывать мир и покой его благословенной родины. Маги, храмовники, орлесианские шпионы или тевинтерские магистры – он готов собственноручно прочищать мозги каждому, кто решит под шумок проявить себя не с лучшей стороны. Совершенно лютый тип, - Эйрен серьезен, как на похоронах.
- Тебе, конечно, виднее, – смеюсь я.
Строго говоря, Ферелден моему Стражу никакая не родина, но он предпочитает об этом не вспоминать. Не скажу, будто меня восхищает открывающаяся перспектива снова спасать это прелестное государство, однако же я действительно в восторге от формулировки. В любом другом случае уместно было бы обронить скептичное «ну-ну», но... Эйрен – это Эйрен: в него я верю безоговорочно и смутьянам не завидую. Хотя дел, конечно, будет по горло.

- Обидно думать, что я зря столько сил угробил на восстановление каленхадского Круга и напрасно уговорил Алистера смягчить законы в отношении моих бывших коллег.
- Его Патриотическое Величество едва ли поддержит храмовников в стремлении истребить все живое...
- А Орлей едва ли поддержит эту похвальную инициативу Его Величества.
- Большая политика? – лукаво спрашиваю я.
- Маленькие поправки к грядущему бардаку, - уточняет Эйрен и возвращается к столу. – Мне осталось дописать несколько писем. Обещаю, до конца плавания это последний раз, когда я бросаю тебя в одиночестве.
- Ты невозможен, но в этом и кроется твое обаяние, - парирую я. – Выбирайся потом отсюда, скоро спадет жара и будет весьма славно.
- Договорились.
Мне все-таки приходится встать, но я не намерен отвлекать Эйрена – чем быстрее он закончит с делами, тем быстрее присоединится ко мне. Перебросив покрывало через плечо, бреду за штанами, натягиваю их и отправляюсь на палубу. У меня есть несколько часов, и я намерен провести их где-нибудь на корабельном носу – помнится, я видел там удобнейшую бухту каната, идеально подходящую, чтобы подремать на свежем воздухе.

Команда провожает меня одобрительными взглядами, пока я шествую мимо них к бушприту, взвалив покрывало на плечо, словно охотничий трофей. Даже шуточки, которыми матросы тихо перебрасываются друг с другом, на удивление пристойны, – несмотря на то, как я недавно орал. Я могу выглядеть, будто бордельная красотка после страстной ночи, но не получу в спину ни единого похабного комментария. Причина очевидна: я заставляю их обожаемого «командора» улыбаться, а значит – мне прощается все, что угодно.
Тень от паруса укрывает меня от палящего солнца, я набрасываю на свернутые канаты покрывало, устраиваюсь на них спиной к мачте, подтягиваю колени к животу, вслушиваюсь в плеск волн и перебираю воспоминания последнего часа, будто блестящие золотые слитки. С тем и засыпаю, умиротворенный и довольный.
______________________________________

Глава первая.
Глава вторая.

@темы: dragon age, dragon age II, fanfiction, цена истины

URL
Комментарии
2011-11-05 в 06:09 

Ms. Vike Birdbrain
Причина очевидна: я заставляю их обожаемого «командора» улыбаться, а значит – мне прощается все, что угодно.
Это прекрасно :heart:
Спасибо за главу :white:

А теперь надо ждать, что все эти линии пересекутся *__*
*ждет*

2011-11-05 в 07:49 

Achenne
пунктуация искажает духовность
Сударь
сэр?
просто сударь - эт что-то русское

а вообще гы и ня, ГФ опять всех спасет, еще и за дебилом Хоуком теперь разгребать ))

2011-11-05 в 08:00 

Ms. Vike Birdbrain
просто сударь - эт что-то русское
но ведь в ДА2 сплошь и рядом это "сударь Хоук" О.о

2011-11-05 в 10:20 

МКБ-10
Это мой праздник. Вы все мои гости. Только я решаю, кому делать лоботомию, а кому нет.
нет, сударь - это общее, не специфическое обращение, возможное в любой стране) а бета просит прощения - она осталась без интернета, а читать с телефона - не комильфо

2011-11-05 в 11:19 

ferngi
:inlove: :heart: :inlove:
Да, это значит, что слов у меня нет. Очень интересен характер Командора. А интонации Зеврана узнаваемы с первых слов - и это замечательно. Спасибо за главу. :white:

2011-11-05 в 13:39 

S.Apparenza
Ms. Vike Birdbrain, спасибо, что читаете) Пересекутся обязательно, и даже относительно быстро)

Achenne, русское, но я рассудил, что и пишу ведь на нем, родимом^^ Ну и это не какой-нибудь "добрый молодец")
А вот кого спасет ГФ - и вообще спасет ли - это один из самых страшных спойлеров, на самом-то деле)) Но хорошо, что "ня")

МКБ-10, дык это ж я нетерпеливый баклан, уступивший просьбе, а бета - молодец! Не надо тут на мою бету наговаривать xD

ferngi, ох... Это просто бальзам на душу, потому что я уже проклял тот день, когда избрал Зеврана в качестве рассказчика. ООС подстерегает на каждом шагу, и иногда кажется, что именно в него я и срываюсь всем собой) Спасибо!

URL
2011-11-05 в 15:24 

МКБ-10
Это мой праздник. Вы все мои гости. Только я решаю, кому делать лоботомию, а кому нет.
а, забыла сказать. флаги Серых. это было здорово. эта деталь необыкновенно зацепила, потому что она хорошо характеризует Эйрена и его способ вести дела

2012-01-02 в 04:01 

Хевель
Мы летим на танке!!!(с) Мэрдок. Яблочки с радиацией. У кого-то богатый внутренний мир, а у меня богатая внутренняя война.(c)
Очень понравилось. Но где же дальше?

2012-01-04 в 15:53 

Raytamira
I don't like the drugs but the drugs like me. ©
*Бъётся головой об дальше стенку...*

Смотри-ка НЦа... смешная такая, раз-мыш-ля-тель-на-я... вот. Я длинные слова знаю, это я к тому, что слово "дальше" - короче.

А вообще мне стадно (тут была хорошая опечатка) стыдно. Тут все про ООС или про характеризует Эйрена и его способ вести дела, а я ни в зуб ногой.
Вот.

Ушла скрести время на дохождение до конца DA 2, не говоря уж о прохождении DAO.

Т_Т

   

Миражи

главная